December 21st, 2016

Мои твиты

Collapse )

Оборотни в повязках (действие V-VI)

Оборотни в повязках (действие V-VI)
Текст:

V

Красивый зимний вечер, в небе звезды и полная луна. Идут Юра, Игорь Юрьевич и Влад. Появляются дружинники. Оба одеты в куртки зимней камуфляжной раскраски НАТО, на плечах повязки дружинников. Некоторое время наблюдают за идущими.

Первый: Может пойдем уже?

Второй: Выпить бы. Чешет кадык.

Первый: Какое выпить? Мы же на страже этого …как его там?

Второй: Чего?

Первый: Ну сам же знаешь. Вспомни инструкцию.

Второй: Что-то я никого с таким именем не помню…Турчанка может?

Второй извлекает записную книжку. Ищет необходимое слово. Бормочет: Дубинбол, линия, сквер… Нашел! Правопорядок!

Второй: Вот что я скажу тебе, птичка… Инструкцию вспомнил. Хватаем этих субъектов! Тем более, мы их знаем. Опять же, у Юры размер ноги как у меня.

Первый, в сторону: Вот придурок. Третий год себе ботинки добыть не может.

Пересекают путь идущим.

Первый: Привет трудящимся! Как сами? Куда путь держите?

Юра: Мы в «Крым наш!» © идем.

Влад: Бел Озерова помянуть по обычаю христианскому. Хотя и скаред был редкий, но все ж таки живая душа.

Второй: Это вы правильно решили! Это по нашему! По православному!

Первый: Юра, погоди. Вот меня один вопрос интересует. Что такое рок-музыка?

Второй, начиная приплясывать: Лучше бы о бабах поговорили! И вообще, у меня уже пальцы на ногах болят!

Первый: Ну и купил бы себе ботинки эти несчастные. Нет, все экономишь.

Влад: Пошлите с нами, жалкое подобие казачьего патруля, .ля! Помянем невинно убиенного. Заодно и согреетесь.

Юра: Помянем несчастную жертву кризиса.

Влад Второму: А чой-то ты пляшешь? На дальняк что ль приперло?

Первый: Да нет, просто сапоги ему жмут.

Влад: Оно и понятно. С такой то женой.

Заходят в «Крым наш!» ©.

VI

Обстановка та же что и в первом действии. За стойкой девушка.

Девушка за стойкой: Чего?

Второй: Водки неси, корова! И пожрать!

Влад: Сергей Николаевич! Что за манеры для человека в летах? Вы же практически лампасник! Посмотрите на себя. Я бы не удивился, если бы узнал, что вы педик… Или в Национальную гвардию служить пойдете. Смотрите как надо!

Влад: Прекрасная принцесса общепита, не терзайте мою благородную душу…

Девушка за стойкой: Чего?

Влад: Пузырь вон тот. И два салата. И можно музыку поменять? Не люблю этих квасных педо-рэперов…

Девушка за стойкой: Чего?

Влад: Когда слушаешь подобные «шедевры» хочется узнать адрес исполнителя и сходить разбить ему морду в качестве выражения чувств от благодарных слушателей.

Девушка за стойкой: Чего?

Влад: Просто мы товарища поминать собрались. А эта бормотуха невнятной сексуальной ориентации явно не для поминок.

Девушка за стойкой: Господа, а не пройти ли вам в другое, более ангажированное место?

Влад: Чего?

Первый, девушке: Ты это самое, того, этого - не хулигань, в общем. Не видишь что ли стражи порядка перед тобой? Мы это…

Девушка за стойкой: Чего?

Второй: И это самое…привлечь могём! Мы этот самый…как его…правопорядок охраняем. Мы эти как их…бля… блю… блюстители!

Девушка за стойкой: Опять как в прошлый раз нажретесь и на стойке плясать будете?

Юрьевич, заинтересованно: А что, правда такое было?

Девушка за стойкой: Каждую пятницу гулимонят тута без памяти!

Влад: Во какая Власть в стране то! А с виду никогда не скажешь. Никогда не скажешь! С ума сойти, что вытворяют!

Юра: Игорь Юрьевич, пойду я. А то темно уже. Дома теща, жена, дети там всякие. Наташе с Олесей позвонить надо. Пойду я?

Влад: Юра, ты что, нас не уважаешь?

Юра: Нет, я уважаю. Просто теща, жена, дети там всякие. Наташе с Олесей позвонить надо…

Влад: Юра, Юра, Юра. Поминки – святое для русского человека дело. Аль ты не русский? Может Ты турок? А то ведь сам понимаешь… Пошел человек домой – и пропал. Сам видишь - полнолуние сегодня. Опять же, пятница тринадцатое. Оборотни, турки, негры, НАТО там и прочие враги рода человеческого.

Юра: Ну если поминки – то это святое. Я же русский! Тогда пошли накатим.

Отходят от стойки. Садятся за столик. Разливают.

Влад, вставая: Помянем невинно убиенного христианина Андрея Бел Озерова. Аминь.

Все выпивают. Влад стоит и со скорбным лицом что-то вспоминает.

Первый: Юрьевич, чего это он так убивается по покойному? Вроде и не дружили шибко?

Юрьевич: Так ведь Бел Озеров ему на день рождения свои часы швейцарские обещал подарить.

Второй: Дорогие?

Юрьевич: Десять тысяч.

Второй: Горе то какое! Хотя, лучше бы счет в Швейцарии завещал бы!

Юрьевич: А чем на фоне санкций поможет счет в Швейцарии? До него ныне и не доберешься никак. Лучше уж офшор в Панаме. Тем более, Влад давно хотел скрипку прикупить, да всё денег нету.

Влад: По второй за помин раба Божьего Бел Озерова. Пусть земля ему будет пухом.

Выпивают. Влад идет за стойку. Возвращается с двумя бутылками. Разливает по стаканам.

Влад: Третью по традиции за любовь и присутствующих здесь прекрасных женщин.

Второй и Юра, оглядываясь по сторонам, в один голос: А где они?

Влад, выпив, Я в метафизическом смысле. И вообще не на свадьбе. Жрите. И помните – водка подорожала. Надо бы скинуться. Юра, вот сколько у тебя женщин было?

Юра: Женщин?

Влад: Да женщин. Женщина, она и в Африке женщина. Хотя твой вопрос внушает определенные подозрения бдительному натуралу…

Юра: Игорь Юрьевич, а в каком смысле «было»?

Юрьевич: В том самом. Как Олеся и Наташа.

Юра: Нуууу, не знаю. Считать надо.

Влад, разливая еще по одной: Конкретнее можно?

Юра: По фамилиям?

Влад: Нет. Нам хватит числа. Число – это такая вещь, состоящая из цифр и несущая в себе информацию. В данном конкретном случае о количестве женщин.

Юра задумчиво достает из сумки какие-то списки и углубляется в расчет.