December 7th, 2016

Мои твиты

Стервятники…

Стервятники…
Текст:

Речь пойдет о мерзавцах, которые наживаются на чужом горе. Нет, не о спортобесах, как вы подумали. Речь идет об ублюдках, жирующих на наших кладбищах. Прям как трупоеды поганые. Начну по порядку. В субботу съездили с женой на кладбище. Посмотрела на мою бабушку Дуню покойную. Жалко, что при жизни ее не застала. Но речь не об этом. Умер у уже знакомого Вам товарища Андрея на новогодних каникулах тесть. Земля ему пухом. Семьдесят семь лет ему было. Долгая, трудовая жизнь, полная тягот и лишений. Поехали они, как полагается, хоронить. Оформились в фирме ритуальных услуг. Приехали на кладбище в пригороде. И узнали, что мало заплатить шесть с половиной тысяч рублей за место на кладбище. Полагается еще двадцать тысяч «сверху», если они с женой желают подхоронить покойного к родственникам. Либо идите в чистом поле на краю кладбища закапывайте. Либо участок у вас большой слишком – урезать надо. К тому же, при подхоранивании, необходимо предоставить свидетельства о смерти тех, к кому подхораниваешь. Охренеть просто. Вот ежели я захочу в той же оградке, где мои родственники похоронены, похороненным быть? Где моей вдове (наследникам) искать эти свидетельства о смерти? Там у нас куча народу лежит! Как она (они) вообще это смогут сделать, если не знают моих родственников?

Ладно, я отвлекся. Товарищ Андрей позвонил приемному сыну - тот нашел три свидетельства из четырех похороненных. Тем не менее, служители кладбища, с упорством недостижимым Путиным в борьбе с коррупцией, гнули свою линию и требовали «урезать» участок. При этом смотрели на убитых горем родственником аки грифы шелудивые. Пришлось товарищу Андрею обращаться к «высшим силам». Нет, к сожалению, не к Ангелам Господним, карающим нечестивцев. Двоюродный брат жены товарища Андрея, оказывается, заместитель главы районной администрации. А в число его функций входит и контроль кладбищенских трупожеров. Правда, кладбище это относится к городу, поэтому напрямую повлиять на распоясавшихся падальщиков он не мог. Тем не менее, путем долгих телефонных переговоров, вышел он на нужных людей и добился погребения. Только тут эти грифы-падальщики сказали, что необходимо поехать назад в фирму ритуальных услуг и заключить какие-то договора. Опять поехали туда, заключили договора. Тут звонок от главного грифа кладбищенского – надо вернуться, есть дело. Вернулись они. Стоит хлыщ этот (это тов. Андрей ЕГО так охарактеризовал) на отшибе, а рядом бригада могильщиков речь толкает. Надо им за могилу две тысячи дать. Это получается, из двадцати тысяч, только две могильщикам непосредственно идут. А все остальное хлыщу и выше. Вот какая «вертикаль Власти» получается. А мы потом удивляемся, что у Магнум Инноминандум деньги на рейтинги «Форбса» откуда-то находятся. Понятно откуда. Дали, в общем, этим сволочам денег. Куда деваться?

Товарищ Андрей после этого провел своеобразный опрос. В прошлом январе Александр Николаевич на том же кладбище тестя за пять тысяч «сверху» подхоранивал. В середине прошлого года кто-то уже за пятнадцать тысяч. Ныне двадцать. Да, кому горе, а кому никакой кризис не страшен. Никакие санкции этим паразитам не страшны. Жировали и будут жировать на нашем горе. Достойные наследники спортобесов. Хотя раньше, помню, мы спокойно хоронили и никого не спрашивали. И могилы сами копали и подхоранивали. Это только ныне такая кладбищенская коррупция расцвела только. Гореть им в Аду! Да испепелит Господь паразитов этих! Пока же тов. Андрей и Александр Николаевич решили передать сведения по своим случаям жене Игоря Юрьевича. Она как раз сейчас от «Народного фронта» проверкой кладбищ должна заниматься. Хотя, сами понимаете – в нашей стране рыба гниет с головы. Толку от всех этих проверок пока страну вертят, как хотят, марионетки ВВБ[1] не будет совершенно никакого. Надо что-то все-таки менять в консерватории…



[1] ВВБ – Великое Вазелиновое Братство.

Роковая тушёнка

Роковая тушёнка
Аннотация:
История о зарождении частного бизнеса
Текст:

Когда я рассказал своему учителю и наставнику Игорю Юрьевичу о том, как видел провокатора в автобусе[1], то он вспомнил, как при Брежневе в троллейбусе ездил человек и кричал оскорбления в адрес Брежнева. Тоже толи провокатор, рядящийся под больного человека, толи больной человек, возомнивший себя провокатором. А Юрьевич, он мужик умный. Может на спор столицу любого государства назвать. Неоднократно так в барах на выпивку себе выигрывал. Талантище. Он же в молодости в институте, в Ленинграде, учился, на океанолога. Дважды поступал. Первый раз из-за математики провалился, но вернулся через год и поступил. Мог бы стать русским Кусто (кстати, Большой так его и зовет – «Наш Кусто»), но после окончания первого курса на последовавшей за этим студенческой пирушке произошла безобразная драка, перешедшая в поножовщину. Для того времени событие было экстраординарное – студент пырнул другого студента ножом. В итоге, всех участников пирушки отчислили из института. А вот когда я в школе учился в девяностых, то на такие мелочи как ножевое ранение уже никто внимания не обращал совершенно[2].

Игорь Юрьевич вообще человек многогранный. Чего стоят, к примеру, его недавние заявления, что он хочет стать бандитом? А эта его идея с покупкой пистолета? В девяностых, когда началась вся эта вакханалия с «первоначальным накоплением капитала», и по людям полгода не платили зарплату, он, вместо того чтобы по примеру любимцев Ельцина – шахтеров стучать каской по рельсам, попытался, совместно с Василием - тоже персоной очень одиозной[3], наладить выпуск «супертяпок». Зарегистрировали совместное предприятие, заказали печать и бланки, выучили жену Юрьевича на бухгалтерских курсах, но «супертяпки» русскому народу, обретшему призрак свободы, так и не понадобились. А ведь знай они, как обернется с нынешним засильем спортобесов, наверняка наладили бы выпуск клюшек эротичной формы. Но не знали, не знали. В итоге, их СП распалось, Василий опять ушел в горы, и лишь жена Юрьевича извлекла из этого почина пользу. Устроилась сначала в ветеринарии при рынке, а потом в спорткомитет бухгалтером. Сами понимаете, при спорте куча народных денег крутится - бери не хочу. Национальный лидер Путин знает через что можно из нищего русского народа последний рубль выкачать. Но не будем о спортобесии, содомии этой проклятой. И хотя порядка пятисот тяпок наши, отнюдь не юные, тяпкоделы умудрились тогда продать, но остались, в итоге, должны нашему заботливому государству. Хотя про то, как они клепали эти «супертяпки» можно целую кинокомедия снять[4].

После провала идеи с «супертяпками» Игорь Юрьевич, вернувшись из Абхазии, куда его пригласил старый друг, «загорелся» идеей продавать тушёнку. Времена тогда, при Предтече ЕГО, ЕБН, были голодные, как помните. Иллюзия свободы у народа была, а харчей уже нет. Поехали они, с вернувшимся с гор, Василием по «глухим» деревням, скупая на внезапно полученную полугодовую зарплату в магазинах залежалую говяжью и свиную тушёнку. Нашли, через бывшего одноклассника жены Юрьевича, посредника, некоего синьора Мигеля. Из Перу он был. Проживал этот пестрый индеец в Москве, где у него была жена-якутка. Был одет в светлый плащ шикарного покроя, остроносые туфли из кожи питона и драные черные носки. Распил на квартире у Юрьевича[5] с нашими новоявленными бизнесменами бутылку привезенного с собой коньяка и предварительно договорился купить партию тушёнки для перепродажи толи в Москве, толи в родных Андах. Так сказать, заключил договор о намерениях, и уехал. Точнее улетел. Тогда еще самолеты от нас на Москву летали.

Через некоторое время Юрьевич и Василий, терзаемые предпринимательским зудом и грудной жабой, подсчитавшей будущие немыслимые барыши, стали звонить ему, справляться, как идут дела. Так как межгород тогда можно было только через переговорную на третьем этаже заказать, откуда все звонили (я, когда пришел туда работать, то еще застал эту систему – сам оттуда звонил), то ихние звонки с текстами типа: «Алло, синьор Мигель. Все нормально! Тушёнка есть» и так далее и тому подобное привлекли внимание посторонних и привели их во вкрадчивые лапы ФСБ[6], заподозрившей в них иностранных шпионов, якобы говорящих кодовые фразы. От ФСБ они отговорились, но последующие переговоры пришлось вести из дома. Помните эту систему заказа межгорода? В итоге, синьор Мигель куда-то пропал (может, завалили), а они остались без денег и с тушёнкой, которой питались где-то как минимум с полгода. Пытались даже договориться, чтобы квартплату тушёнкой платить, но не получилось. Были им предложения от прочих «частников», которых в мутной пене той эпохи зародилось не меньше чем головастиков в теплой луже, пойти под «крышу» их СП, за четыре процента, но жадный Василий начал требовать не четыре процента, а пятьдесят, и со словами: «Ваши условия - кабальные» народ от них ушел.

Потом забубенный Василий, имеющий твердую уверенность, что «заграница нам поможет», совместно с примкнувшим к нему, тогда еще никому не известным, а ныне большим энергетическим начальником Геной Б., решили написать письмо немцам, чтобы им дали денег на открытие секонд-хенда. Написали жалостливое письмо, но на русском и стали требовать у Игоря Юрьевича денег на переводчика. Юрьевич свою долю внес, но сказал, что больше не будет с ними «бизнесом» заниматься. Они потом еще пытались перепродажей сахара заниматься, причем пытались толкнуть сахар тому человеку, на похоронах которого я познакомился с товарищем Андреем – человеком и дубинболом. Вот как мир тесен. Или вот еще пример «тесноты» мира. Оказывается, товарищ Андрей, Серега – «Табачная чайка» и Перепелочник, будучи студентами, в стройотряде, строили свинарник в деревне, где родился мой младший брат. Там еще был врач-гомосексуалист, пристававший к Сереге. Потом в девяностых сторожу этого свинарника отрезали голову и закопали в навоз. Нашли только через полгода… Хорошо хоть в тушёнку не попал и то благо.



[1] См. рассказ «Турецкий гамбит (случай из жизни)» из сборника «Рассказы о Родине».

[2] См. повесть «Долгий путь домой».

[3] Василий М. конечно заслуживает отдельного рассказа, но пока вкратце обрисую, чтобы вы понимали, что это за персонаж. Василий был забубенным туристом. До такой степени, что даже в своей квартире ночевал исключительно в поставленной в зале палатке. Был крайне скуп, если не сказать более. Дошло до того, что ходил в двух правых непарных ботинках, за копейки купленных на рынке.

[4] Чего стоит, например, аренда гаража, расположенного рядом с рынком, в другом районе города. Василий. Стремясь снизить накладные расходы требовал чтобы троллейбусные билеты не выбрасывали и назад ехали дождавшись того троллейбуса, на котором приехали. Или внос тяпок для шлифовки на территорию завода и последующий вынос тяпок через пост охраны.

[5] Это если у кого-то из внимательных читателей возник вопрос, откуда было известно про драные носки.

[6] Или тогда ФСК была?