December 5th, 2016

Мои твиты

Collapse )

Ленин и печник (вариант)

Ленин и печник (вариант)
Аннотация:
Основательно переработанный вариант рассказа
Текст:

Озеро в деревне появилось благодаря папе Плейшнеру. Тогда как раз строили дорогу асфальтовую к нам, и перед деревней протекал сравнительно небольшой ручей, впадавший в прудик. Хотели засыпать его, но Плейшнер решил сделать озеро. С левой стороны (если стоять лицом к деревне) выкопали большой котлован под озеро, а прямо пустили плотину с трубами, по которой прошла дорога. Вода из ручейка, со временем заполнила котлован, и получилось отличное озеро. В озеро закупили карпов, а плотва, щуки, пескари и караси сами развелись. Даже однажды купили две цистерны равнинной форели туда. Запустили. Но то ли в пути она оголодала, то ли дурная была изначально, на манер горцев, спустившихся на равнину за солью, но была выловлена эта форель в течение двух дней. Вся! В три ряда стояли дармоеды вокруг озера с удочками. Клевала даже на окурки и голый крючок. Больше никто не поймал ни форелины с тех пор. Опять же – натура русского человека какая: ну дай ты ей развестись то, а потом лови сколько влезет. Но нет! Поймать и схарчить на закусь именно сейчас пока сосед Колька не поймал!

Вот как раз после этого Плейшнер стал курировать озеро. По вечерам, когда приезжали из райцентра желающие половить рыбку, выползал он, подобно древнему хтоническому чудовищу - Ящеру, потряхивая объемным брюхом, из прибрежных кустов, в сопровождении огромного черного питбультерьера. Картина была не для слабонервных, конечно. Сначала на огонек костра из темноты выходил огромный черный питбультерьер (надо заметить, питбультерьеры тогда были в России немалой редкостью), а затем с похожей рожей полупьяный Плейшнер в бурке, полковничьей папахе и с ружьем за спиной. Как говаривал классик: «Беременные женщины и дети были очень недовольны». Обычно он изымал электроудочки и сети, при их наличии, а бреднем разрешал ловить по договоренности. Зато утром, в тазу возле калитки, всегда была свежая рыба. У меня весь чердак был сушеной рыбой тогда забит. Особенно мне молодых щук вялить нравилось. Да и из окуней неплохая таранка выходила, надо заметить. С озером тем был связан и еще один интересный случай. Был у Плейшнера еще один кобель тогда. Байкалом звали. Плейшнер ездя на «УАЗ»-ике, сажал его на пассажирское сиденье. А для большей комичности ситуации одевал ему кепку. В кепках они вообще очень похожи были. А тут как раз приезжал дядька мачехи на «японке» праворульной, которые тогда тоже еще невиданными были в наших местах. Плейшнер, находясь в подпитии, взял машину «покататься» и, по привычке, посадил Байкала на пассажирское сиденье. Итог: мужики сидели на озере, мирно выпивали и скудно закусывали. По плотине едет машина, за рулем сидит кобель в кепке… Двое после этого пить бросили совсем! Третий пару месяцев заикался. Воно как бывает! – как говорит мой тесть.

А потом в нашем озере завелся водяной. В аккурат перед перестройкой, для молодежи являющейся уже часть мифологии, жил у нас в деревне простой русский печник по имени Фирс. Сейчас уже мало кто помнит, но печник - это человек, кладущий печи или камины – но каминов, признаться, по причине малочисленности «новых русских», тогда не знали в русских деревнях. Профессия, между прочим, хотя и сравнительно редкая, но довольно востребованная и уважаемая, ибо газа, как вы помните из моего рассказа[1], у нас в деревне не было. Хотя провести и хотели. Плейшнер, которого после организации озера внезапно пробило на добрые дела, даже ездил за трубами для этого в Сумгаит. Менял на совхозную картошку трубы для газопроводов. Как раз попал в ту межнациональную заваруху, что там, спровоцированная перестройкой, тогда закипела. Даже умудрился трубы привезти. Так они и сгнили потом благополучно, лежа возле конторского сада.

Фирс же из-за отсутствия центрального отопления был человеком весьма востребованным. На «старой» деревне в домах были русские печи, на «новой» деревне в домах стояли котлы. Вообще, раньше, когда зимой идешь по деревне, то по запаху из печной трубы можно было сразу определить, какими дровами и/или углем человек топится. А кто из хозяев мочится на уголь, что бы лучше горел. Этот запах ныне мало кому знаком, из сидящих в интернете. Подправлял Фирс печи, чистил трубы, но, в отличие от трубочистов надменного Таллина, ходил не в цилиндре и фраке, а в засаленной телогрейке и шапке-ушанке. Возрастом уже был пожилой, что не мешало ему брать за свою работу оплату спиртным, которое он и употреблял с превеликим удовольствием. Была у него характерная особенность. Напившись, залезал на яблоню в нашем саду и громко пел: «Взвейтесь кострами, синие ночи. Мы, коммунисты, дети рабочих». Так мог полночи тянуть задорно-заунывную песнь свою. Понятно, что подобное «народное творчество», провоцируемое алкоголем, могло кончиться только плохо.

Однажды, «в студеную зимнюю пору», он утонул в озере. Непонятно, чего его занесло то на лед. Причем картина происшествия, судя по следам на снегу, была непонятная. Он шел, оглядываясь, останавливался, прислушиваясь, несколько раз возвращался на полпути и опять шел назад. В итоге, провалился в полынью и утонул. Достали тело, похоронили по православному обычаю. Обратили внимание на отсутствие у него на левой ноге сапога. А потом, несколько человек, тягая на следующий год по ночам бредень, выловили сапоги, весьма похожие на его сапог. Несколько раз этот сапог вылавливали. Даже мы сами раз выловили, и я лично его сжег. Тем не менее, после сожжения еще несколько раз сапог вылавливали. Причем, что характерно, каждый раз левый. Дальше - больше. До момента его утопления в озере спокойно купались по ночам. Теперь же у нескольких купающихся неоднократно возникало ощущение, что кто-то хватает их за ноги. У многих начинались судороги. Несколько раз люди чуть не утонули. Я сам, помнится, чуть не утонул тогда. Как раз полнолуние тогда было. Помню, огромную яркую Луну сквозь толщу воды, отрезающую меня от живительного кислорода атмосферы. Плейшнер меня тогда вытащил, а то бы вы уже не читали это[2]. Постепенно желающие купаться по ночам перевелись. Потом перестали, по аналогичным причинам, как и было, впрочем, издревле заведено на Руси, купаться после второго августа - Ильи Пророка.

И все бы ничего, вполне можно было объяснить рационально это, но несколько человек, опять же таскающих бредень по ночам чувствовали, что попадают ногой в гроб. Ногой, как сами уже догадались левой. Я даже сам, однажды ночью, тягая бредень с городскими[3](потому как наших уже было не уговорить на это мероприятие ночью), попал ногой в нечто, судя по ощущениям и правду на гроб похожее. Еле вырвался тогда. Да, кто-то может сказать, что это возможно затонувшая лодка, но у нас всего четыре лодки было на деревню (две из них надувные) и два моих оранжевых спасательных плота ПСН-1 из «комплекта выживания». Так что все лодки были по домам. Еще, после всего этого, неоднократно видели сома, метра два длиной – а если кто помнит, еще каких-то сто лет назад, в ряде регионов России сома считали «лошадью» водяного и в пищу, по этой причине, не употребляли. Озеро наше, как помните, было молодое, поэтому такая рыбина там просто не могла за такое время вырасти. Но рыбина была, реально. Даже воровала утят и гусят. Пару сетей порвала. Такая вот незатейливая история про водяного. Кстати, когда я приехал туда со стариком Бу[4], то возле озера мы встретили именно Мишку[5] - сына любовника нашей мачехи Бобка. Он, по его словам, наладил контакт с водяным и даже приносил ему жертвы какие-то. Да, каких только случаев вырождения не встретишь в русской глубинке…



[1] См. рассказ «Возвращение Фортагена».

[2] Через несколько лет, при мачехе, он неоднократно сожалел, что вытащил меня тогда. Рвал остатки волос на плешивой голове и клял себя за то, что не позволил тогда «окончательно решить еврейский вопрос».

[3] Те рабочие из цеха Леонида Филипповича, которых мачеха подряжала на лето к нам работать. См. роман «Крестьянские дети».

[4] Эта знаменитая поездка из повести «Трудно быть Богом».

[5] Тот самый малолетний бармалей, который когда-то воровал яйца из унитаза служащего ритуальным целям «АУН»-а.

«Долой безобразников по женской линии! Парней-жеребцов зажмём в дисциплине!»

«Долой безобразников по женской линии!  Парней-жеребцов зажмём в дисциплине!»
Аннотация:
Текст принадлежит к категории +18
Текст:

Как и обещал, решил набросать рассказ про Юру. Того самого Юру, чьи ботинки примерял Игорь Юрьевич. Вообще, примечателен сей Юра не только ботинками. Хотя и ботинками тоже, что, к примеру, нашло свое отражение в пьесе «Оборотни в повязках»[1]. Для экономии места и времени, всех интересующихся темой взаимоотношений Юры с ботинками, отсылаю к данной пьесе. Для прочих же остановлюсь на другом качестве Юры, перешедшем в неистовое количество. Говоря проще, Юра жеребец. Но не в смысле скакания на четырех ногах, виляния хвостом и гривой и криков: «Иго-го-го», а в смысле как распутный мужчина. Даже более того, в русском языке для таких как Юра, существует определение «кобель». Да именно таков он и есть, прости, Господи!

В то время, отделенное от нас пятнадцатью годами, когда был один компьютер на десять человек, в том самом «общественном» компьютере Верой Тихоновной был обнаружен список. Причем вовсе не Шиндлера был тот список и не список тайных демократов (либералов, коммунистов, латентных пчеловодов – нужное подчеркнуть). О нет! В том списке, состоящем из (прошу внимания!) семисот позиций (!) были перечислены те представительницы прекрасного пола, с которыми Юра хотел бы иметь контакт сексуального плана. Или выражаясь его словами же: «Поиметь!». Причем не просто грезил он о таком, как многие пользователи Интернета (не будем показывать пальцами!), а прикладывал максимум усилий для осуществления своей мечты. Хотя и Интернету воздал он должное, на работе, поймав в итоге вирус, после чего все запросы в поисковике первым делом приводили на порносайты. Сим несанкционированным, в отличие от бывшего генерального директора чьи посещения порносайтов были санкционированы, доступом к рукоблуд-ресурсам вызвал Юра гнев и пристальное внимание безопасников. На первый раз прислали они бумагу грозную, а когда не вразумился он, не внял голосу рассудка и казенного документа, то из-за рецидива был лишен премии. Но только отключение компьютера от всемирной паутины спасло паутину от Юры! Во всяком случае, на время работы.

Вечерами же продолжал он свой безумный порносерфинг. Но просто смотреть (слушать) показалось ему мало. Хотелось ему не только на людей посмотреть, но и себя показать! В итоге, выложил он свои фото неглиже и дезабилье в социальных сетях, чем, надо сказать, привлек внимание пресловутого кепко-гея Романа[2]! Особую ажитацию среди коллег-женщин вызвало Юрино фото анфас. Точнее, если называть вещи своими именами – фото филейной части Юры в стрингах. Кстати, свежекупленные стринги он надевал прямо в туалете, выбрасывая упаковку, что вызывало ажитацию уже среди коллег-мужчин. Кроме фото, выкладывал он также клипы эротического содержания с собой в главной (и единственной) роли, на романтико-эротические песни собственного сочинения. Причем был не только поэтом, но и композитором данных песен. Надо заметить, что Юра отлично играл на гитаре, окончив музыкальную школу, что не могло не помочь ему в осуществлении планов соблазнения женщин, девушек, бабушек и даже почти девочек, а как позже выяснилось, и некоторых мальчиков. Возраст объекта соблазнения не играл, да и не играет, для нашего героя совершенно никакой роли. Так же как и семейное положение объекта воздыхания. Ни одна чужая жена, подобно перезрелому плоду, упала в липкие и цепкие руки Юры. Да, да, как, в последствие выяснилось, и пол не всегда был преградой. Во всяком случае, уходя от нас, на мой вопрос: «Что он там будет делать без своих муз?», Юра задумчиво, но смело ответил: «Я там, если что, Леву поимею!». И судя по изнуренному виду Лёвы, те полгода пока Лёва не вернулся к нам назад, Юра его и правду «имел». Бедный, несчастный, правоверный еврей Лева! Так что, как видим, и вероисповедание не было для Юры непреодолимой преградой во время любовного натиска. Кстати, и сам Юра очень похож был внешне на еврея.

Причем внешне совершенно не скажешь, что в этой невзрачной оболочке с вечно сопливым носом и дрожащими руками, скрывается пылкий герой-любовник, которому Казанова и в подметки не годится. Да, женщины отвечали нашему герою взаимностью. Мало какая «крепость», став Юриной музой, могла долго выдержать этот массированный натиск. На стезе музыкальной подвизался он солистом / соло-гитаристом в самодеятельном ансамбле, носившем до его пришествия какое-то невнятное, не сохраненное историей название, и обретшем при нем новое актуальное название - «Эротоман». Точнее и не скажешь! Да, к музыке талант он имел бесспорный. Во всяком случае, на слух, с аудиоплеера мог сыграть любую мелодию: что из «Металлики», что из «Алисы». Я сам неоднократно в этом убеждался. Между делом замечу, что ныне Лёва водит своего племянника на курсы овладения. Тьфу ты! Овладения гитарным мастерством, а не то, про что многие подумали, к Юре. Даже Юрина свадьба, на которой мы с братом Константином присутствовали в качестве свидетелей, не смогла обуздать неистовый темперамент нашего героя. Свадьба, кстати, всем запомнилась тем, что когда кто-то украл невесту, мы вместо выкупа украли жениха и напоили его. Хотя это нисколько не сказалось на результате первой брачной ночи…

Со временем, умело оперируя своим дарованием, Юра стал обладателем двух детей. Девочек, причем вторую они с женой родили из-за материнского капитала. Параллельно гитарный кобелист завел двух постоянных любовниц. Причем принимал любовниц даже дома, закрывая в такие пикантные моменты девочек на кухне. Неистовая секс-натура Юрия требовала выхода. Бушевавший внутри Юры вулкан секс-страстей и эротическая одержимость бросили Юру в погоню за тещей! Теща, несущаяся быстрой ланью от, внезапно воспылавшего отнюдь не сыновней любовью зятя, упала и сломала ногу. После этого инцидента «молодым» было предложено вновь поменять квартиры.

Юра, надо заметить, несмотря на внешнюю «недопеченность» натуры, был немалым докой в покупке квартир. Уж и не знаю, откуда он деньги брал на операции с недвижимостью, но лично я принимал участи в ПЯТИ переездах его на вновь приобретенные квартиры. В настоящий момент он владеет трехкомнатной квартирой, где проживает с женой и детьми, а также эпизодически встречается с любовницами и обучает племянника Лёвы, и однокомнатной квартирой неподалеку – где проживает теща. Причем, приобретая очередную квартиру, Юра всегда делал в ней ремонт. Ремонт делал, по преимуществу сам, и практически всегда голым. Особенно пикантно это смотрелось летом, в квартире на первом этаже, ибо штор он не признавал принципиально. Видя такую его одержимость сексом, мне становилось совершенно непонятно, как жена не боится его оставлять с дочерями одного. Кстати, кепко-гей Роман, в итоге, стал крестным отцом детей Юры.

Жена же у Юры подобралась ему под стать. Познакомились они в «зозо»[3]. После свадьбы жена не работает и только ходит постоянно на шейпинг. Или на фитнес – я все время эту мудотень путаю, надо признаться. Кроме того, по словам Юры, жена заявила ему, что если найдет кого-то лучше, то уйдет, оставив дочерей Юре. Судя по всему, пока не нашла. Да, попробуй второго такого секс - гиганта отыскать. Это как минимум надо в Москву ехать, а у нас в провинции таких точно нет.

Да можно объяснить такие покупки квартир богатыми родителями, хотя родители его, проработав всю жизнь педагогами в небольшом городке, вряд ли могли скопить большие капиталы. Брат его старший умер от рака крови, оставив жену и двоих детей. Даже боюсь спрашивать у Юры, в каких отношениях он с женой покойного брата. Теща, тоже вроде небогатая. В общем, загадка. Некоторые, правда, намекали, что вдобавок ко всему Юра еще и донором спермы является, но как-то с трудом верится. Нет, вовсе не по причине физической невозможности – думаю, Юра не один банк спермы мог бы своими «депозитами» наполнить, но просто нет у нас в городе банка спермы.

Хотя, у Юры родственники в ближнем Подмосковье есть. Но люди очень верующие, поэтому сомневаюсь, что они потворствовали бы ему в подобных «вкладах». Это именно они, когда мы, находясь с Юрой в командировке в Москве, заехали к ним, подарили мне зеленый плащ. Разве кто-то в наше время подарит человеку, которого видит второй раз в жизни (первый был на свадьбе Юры), плащ какого-либо цвета? Тут носков пару и то никто не подарит, не то, что плащ. Вот люди с которых надо брать пример всем! Накормили, напоили кагором, сами при этом не пили, свозили на дачу, купили пива и, вдобавок, еще и плащ подарили. Вот на таких людях России и держится до сих пор! Именно такие истинно верующие люди и не дают олимпиадам и мундиалям оскотинить некогда святую Русь.

Вновь вернемся к нашему потасканному плейбою, истинному ценителю моделей «Плейбоя». Во всяком случае, когда мы с товарищем Андреем помогали Юре с очередным переездом, то товарищ Андрей нашел за шкафом коллекцию журналов «Плейбой». Вообще переезды Юры это та еще эпопея. Однажды, еще по первости, пока не разоблачил гнилую сущность, пригласил наивный Юра кепко-гея Романа «Хашепсуд», помочь с переездом. Тот, как вы помните, был крестным у детей Юры, хотя я предлагал Юре взять крестным Игоря Юрьевича, как человека, несомненно, достойного и многими талантами обладающего. Вообще, персонально про Игоря Юрьевича будет отдельный рассказ написан и даже возможно не один[4]. Договорился Юра с «Хашепсудом» о помощи в переезде. Тот, утробно покрякивая и довольно потирая вороватые ручонки, еще сказал Юре, дополнительно, позвонить вечером накануне переезда. Юра звонил весь вечер, и часть ночи, на мобильный и домашний (а тот у Романа с определителем номера) Хашепсуда, но тот не брал трубку. Помогать с переездом не пришел, назавтра сказал: «Что никто ему не звонил». Зато потом, заявился к Юре на день рождения дочери, с какой-то толстой наемной проституткой, и потребовал угощения. Естественно, без подарка крестнице. Выпил две бутылки водки, сожрал всю закуску и потребовал от Юры сходить купить еще бутылку водки. Купленную бутылку забрал с собой и свалил в свой вонючий притон на Маяковского. А еще на одном переезде, помнится, брата Юры, ныне покойного, случайно закрыли в шкафу и забыли в «Газели». Так в шкафу, в кузове «Газеле», тот и ехал на новый адрес.

На тот период, значительно выполнив обязательства, взятые на себя согласно списка остановился он, как вы помните, если просмотр телевизора еще не породил в вашем мозгу маразма, на двух постоянных любовницах. Муж одной – Наташи, работал конструктором на «Боинге». У второй – Олеси, муж был гражданским и где работал, никто не знал. Но я не раз наблюдал такую картину, что стоит эта Олеся с мужем, а рядом Юра, задумчиво так этого мужа рассматривающий. У непредвзятого наблюдателя могло возникнуть подозрение что это «шведская семья»… Для этих двух жен легкого поведения Юрик, в архиве, исполнял стриптиз, для осуществления которого и одевал стринги, упаковку от которых, будоража курильщиков, выбрасывал в туалете. Со временем он выложил видеозапись стриптиза своего во внутреннюю сеть и демонстрировал женщинам-коллегам и облизывающемуся кепко-гею Роме.

Касательно же Юриной карьеры. Если помните, раньше был девиз "Разделяй и властвуй", а вот у Юры был девиз "Раздвигай и трахай!" или вот: "Вали его на бок! Суй ему черенок!", - как кричали гомосексуалисты-могильщики, поймавшие некрофила. Но при всем при этом, при всей его сексуальной неразборчивости в Юре было неоспоримое достоинство – он никогда не стал бы кричать подобно безумным подъездным приматам, засоряющим своими фекалиями все вокруг и пытающимися весь мир заставить жить в таком же говне, как и сами. Юре же подобная установка существенно помогла в карьерном росте. После сокращения, он, сначала, неофициально, дабы не потерять деньги, получаемые на бирже труда, устроился в одну частную контору рядовым сотрудником. Но неукротимая сексуальность уже через три месяца сделала его главным инженером этой конторы. Да, карьерный рост вполне сравнимый с карьерным ростом кремлевских «вазелинщиков»! Так что теперь, по старой памяти, звонит Игорю Юрьевичу, как бывшему когда-то его начальником и советуется по техническим вопросам.

Позднее история про жеребца (кобеля) Юрика неожиданно обрела продолжение. По информации, полученной в курилке, от пришедшего к нам в корпус Игоря Юрьевича, Вера Тихоновна на неделе вспоминала Юрика и открылись новые факты, мне ранее совершенно не знакомые, но многое объясняющие. Как выяснилось, Юрик не просто занимался сексом с двумя полюбовницами. Кстати, одна из них - Наташа, развелась с мужем. С чем его (мужа) и поздравляем! Кроме того, сей безудержный фаллоцентрист снимал, как ныне модно говорить, «хоум видео» с женой и приносил смотреть эти вертихвосткам. Да если бы только им, то полбеды. Оказывается, там многие видели это вовсе не эстетическое зрелище! После рассказа Игоря Юрьевича я начал искать свидетелей этого непотребства. По словам одной из свидетельниц, зрелище было мало того, что совершенно не возбуждающее. Мало того, что совершенно неэстетичное. Назовем вещи своими именами! Зрелище было просто мерзостное и тошнотворное!

Например, кроме эпизодов с женой была продемонстрирована и, так сказать, прости, Господи, «индивидуальная работа» этого персонажа. Причем, в разных ракурсах и сценариях. То он «гонял» в ванной, то на кухне, то наполовину засунувшись в холодильник. Апофеозом этой мерзости было засовывание этим членистоногим себе в анус моркови. Вот такой вот «ответ санкциям» и «импортозамещение» «в одном флаконе»! Родной, отечественной морковью! Тьфу Ты! Мерзость какая! Кроме того, по словам Игоря Юрьевича, согласно информации полученной от Веры Тихоновны, имел продолжение и эпизод со стрингами. Когда это похотливое животное, хотя назвать его животным - это значит обидеть животных, приперлось с работы в стрингах домой, то на вполне закономерный вопрос жены: «Что это такое?», ответил, что это я ему их подарил! Вот же урод! Ну попадется он мне! Еще будет Лёве завидовать! Да, прав был Леонид Филиппович, повторяя слова Гитлера: «Чем больше узнаю людей, тем больше нравятся собаки».



[1] Там были другие ботинки, не те, что примерял Игорь Юрьевич.

[2] См. повесть «Роман о Романе».

[3] Для тех, кто не понял, расшифровываю – «зозо» это «вечера для тех, кому за 30». Имеется в виду возраст, а не стоимость.

[4] Пока же он является персонажем ряда ранее написанных рассказов (к примеру «Мы не рабы?» или «Перепелочник энд Ко»), а также пьесы «Оборотни в повязках».