November 20th, 2016

Падающий рубль

Падающий рубль
Аннотация:
Еще немного социальной сатиры
Текст:

Однажды наша национальная валюта, наша гордость, наш свободно конвертируемый рубль от чрезмерного увлечения компрадоров продажей природных богатств упал. Правда, при этом не разбился. И то верно, как же может разбиться «деревянный»? Хотя непонятно, почему деревянный, ежели он железный? Пока я размышлял на эту тему рубль слегка «отжался» вверх.

Все население стало с нетерпением смотреть на рубль, но от чрезмерного любопытства тоже стали падать. А так как в это время был гололед, то падали и разбивались. Правительство же на этом фоне внезапно осознало, что народ стал беднее. Ольга Голодец даже пожалела народ. Так и сказала: «Бедненький». И народу, как той кошке, доброе слово приятно и Ольге Голодец, вроде как эмпатияю проявила. Реальная заявка стать женщиной-Президентом.

Бедному рублю от этого сочувствия Ольги Голодец бедному народу было не легче. Сначала он, следуя в кильватере растущей нефти, попробовал подняться. Народ опять напряженно следил за растущим рублем – ходили по улицам, подняв головы вверх. От этого следящие люди опять падали и снова разбивались. Теперь уже разбившимся людям сочувствовал Алексей Кудрин и предлагал повысить пенсионный возраст. И то верно, пенсионеры аккуратнее ходят и меньше бьются.

Да и за рублем уже на пенсии следить поздно – пора и о душе подумать. А когда о душе человек думает, то никогда не разобьется. А даже если и разобьется, о душе думая, то все равно к господу попадет. В общем, сплошная польза. И опять людям была приятна такая забота о них. Вот же Кудрин, в Москве высоко сидит, а все о народе думает, - судачили нынешние и будущие пенсионеры, встречаясь в очередях к обменным пунктам.

Когда рубль в очередной раз упал и «отжался», мне надоело смотреть на него, и я пошёл на родник, где, говорят, пару лет назад в день ВМФ шел верзила в тельняшке и кричал прохожим: «Порву как Путин щуку!». Правда, верзилы я не встретил, да и до родника, честно признаться, не дошел, так как мост ремонтируется и закрыт для пешеходов. Вот же какая благодать, - подумал я, - главное, что мосты не падают, а уж рубль как-нибудь поднимется.

​О конкуренции

​О конкуренции

Говорить о конкуренции в нашей стране просто таки нелепо. Какая может быть конкуренция если неоспоримым преимуществом тут пользуются те, кто привлекает «административный ресурс». Прочих же давят. Не чиновники, так «силовики». Как пример. У одного главы администрации была дочка. Бизнес-вумэн. Умница-разумница. Прибыльный бизнес. Награды разного уровня и т.д. и т.п. Как только папа перестал быть главой, сразу дочка резко поглупела и бизнес «прогорел». Воно как бывает. Так что какая тут может быть конкуренция, если даже САМ двуглавый ВВП-ДАМ призывают поддерживать крупный и средний бизнес из заранее согласованного списка, за счет стабфондов и пенсий

Но есть, надо заметить и в нашей стране хоть и принявшая уродливые формы, но конкуренция. Вот буквально на днях узнал, что есть такие люди, которые ходят и исподволь провоцируют конфликты у покупателей и сотрудников конкурирующего гипермаркета. Кто бы мог подумать, однако? Или у водителей маршрутных такси конкуренция дошла до такой острой формы, что по согласованию собираются представители двух перевозчиков и метелят друг друга за маршрут. Однако. Хотя подобный случай драк между таксистами (правда английскими) встречался мне и в классике еще в детстве (см. Д. Фрэнсис «Фаворит»). Впрочем, англичане завсегда были со странностями.

Вернемся к нашим баранам. Конкуренция между интернет-провайдерами. От сравнительно безобидных демонстраций (ну если не считать шума, производимого барабанами, горнами и полудебильными речевками, несущими нейролингвистическую нагрузку) и назойливых опросов жильцов домов, обслуживаемых конкурентами (тут надо вспомнить, что когда прошлым летом жил я в квартире одной и достали реально этими опросами так, что однажды, прямо из ванной, вышел к НИМ голым. Больше ОНИ даже на этаж не приходили ;-) ) перешли к более радикальным мерам. То кабель у конкурента повредят, в итоге полрайона потом пару дней без интернета и кабельного телевиденья, то коробку кабельную в подъезде сожгут – как говорится, «мелкая гадость, а приятно» (с).

Или вот еще пример: есть магазин небольшой, с приемлемыми ценами и качественным ассортиментом. Рядом появляется другой магазин. Сначала в новом магазине продают качественный товар, по ценам ниже, чем в соседнем. Потом, когда сосед не выдержав конкуренции (да еще и пресловутый «административный ресурс» поможет) закрывается начинают продавать откровенную дрянь по «заоблачным» ценам. Подобное наблюдал неоднократно.

Ленин и печник

Ленин и печник
Аннотация:
реальная история с элементами мистики из сборника «Наследники Мишки Квакина»
Текст:

Как и обещал[1], решил рассказать про водяного. В аккурат перед перестройкой, для молодежи являющейся уже часть мифологии, жил у нас в деревне простой русский печник по имени Фирс. Сейчас уже мало кто помнит, но печник - это человек, кладущий печи или камины – но каминов, признаться, по причине малочисленности «новых русских», тогда не знали в русских деревнях. Профессия, между прочим, хотя и сравнительно редкая, но довольно востребованная и уважаемая, ибо газа, как вы помните из моего рассказа[2], у нас в деревне не было. Хотя провести и хотели. Плейшнер, которого после организации озера внезапно пробило на добрые дела, даже ездил за трубами для этого в Сумгаит. Менял на совхозную картошку трубы для газопроводов. Как раз попал в ту межнациональную заваруху, что там, спровоцированная перестройкой, тогда закипела. Даже умудрился трубы привезти. Так они и сгнили потом благополучно, лежа возле конторского сада.

Фирс же из-за отсутствия центрального отопления был человеком весьма востребованным. На «старой» деревне в домах были русские печи, на «новой» деревне в домах стояли котлы. Вообще, раньше, когда зимой идешь по деревне, то по запаху из печной трубы можно было сразу определить, какими дровами и/или углем человек топится. А кто из хозяев мочится на уголь, что бы лучше горел. Этот запах ныне мало кому знаком, из сидящих в интернете. Подправлял Фирс печи, чистил трубы, но, в отличие от трубочистов надменного Таллина, ходил не в цилиндре и фраке, а в засаленной телогрейке и шапке-ушанке. Возрастом уже был пожилой, что не мешало ему брать за свою работу оплату спиртным, которое он и употреблял с превеликим удовольствием. Была у него характерная особенность. Напившись, залезал на яблоню в нашем саду и громко пел: «Взвейтесь кострами, синие ночи. Мы, коммунисты, дети рабочих». Так мог полночи тянуть задорно-заунывную песнь свою. Понятно, что подобное «народное творчество», провоцируемое алкоголем, могло кончиться только плохо.

Однажды, «в студеную зимнюю пору», он утонул в озере. Непонятно, чего его занесло то на лед. Причем картина происшествия, судя по следам на снегу, была непонятная. Он шел, оглядываясь, останавливался, прислушиваясь, несколько раз возвращался на полпути и опять шел назад. В итоге, провалился в полынью и утонул. Достали тело, похоронили по православному обычаю. Обратили внимание на отсутствие у него на левой ноге сапога. А потом, несколько человек, тягая на следующий год по ночам бредень, выловили сапоги, весьма похожие на его сапог. Несколько раз этот сапог вылавливали. Даже мы сами раз выловили, и я лично его сжег. Тем не менее, после сожжения еще несколько раз сапог вылавливали. Причем, что характерно, каждый раз левый. Дальше - больше. До момента его утопления в озере спокойно купались по ночам. Теперь же у нескольких купающихся неоднократно возникало ощущение, что кто-то хватает их за ноги. У многих начинались судороги. Несколько раз люди чуть не утонули. Я сам, помнится, чуть не утонул тогда. Как раз полнолуние тогда было. Помню, огромную яркую Луну сквозь толщу воды, отрезающую меня от живительного кислорода атмосферы. Плейшнер меня тогда вытащил, а то бы вы уже не читали это[3]. Постепенно желающие купаться по ночам перевелись. Потом перестали, по аналогичным причинам, как и было, впрочем, издревле заведено на Руси, купаться после второго августа - Ильи Пророка.

И все бы ничего, вполне можно было объяснить рационально это, но несколько человек, опять же таскающих бредень по ночам чувствовали, что попадают ногой в гроб. Ногой, как сами уже догадались левой. Я даже сам, однажды ночью, тягая бредень с городскими[4](потому как наших уже было не уговорить на это мероприятие ночью), попал ногой в нечто, судя по ощущениям и правду на гроб похожее. Еле вырвался тогда. Да, кто-то может сказать, что это возможно затонувшая лодка, но у нас всего четыре лодки было на деревню (две из них надувные) и два моих оранжевых спасательных плота ПСН-1 из «комплекта выживания». Так что все лодки были по домам. Еще, после всего этого, неоднократно видели сома, метра два длиной – а если кто помнит, еще каких-то сто лет назад, в ряде регионов России сома считали «лошадью» водяного и в пищу, по этой причине, не употребляли. Озеро наше, как помните, было молодое, поэтому такая рыбина там просто не могла за такое время вырасти. Но рыбина была, реально. Даже воровала утят и гусят. Пару сетей порвала. Такая вот незатейливая история про водяного. Кстати, когда я приехал туда со стариком Бу[5], то возле озера мы встретили именно Мишку Бобка (того который когда-то воровал яйца из унитаза) и он, по его словам, наладил контакт с водяным и даже приносил ему жертвы какие-то. Да, каких только случаев вырождения не встретишь в русской глубинке…



[1] См. рассказ «О щуках, яблоках и свиньях…».

[2] См. рассказ «Возвращение Фортагена».

[3] Через несколько лет, при мачехе, он неоднократно сожалел, что вытащил меня тогда. Рвал остатки волос на плешивой голове и клял себя за то, что не позволил тогда «окончательно решить еврейский вопрос».

[4] Те рабочие из цеха Леонида Филипповича, которых мачеха подряжала на лето к нам работать. См. роман «Крестьянские дети».

[5] Эта знаменитая поездка из повести «Трудно быть Богом».

Мои твиты

Collapse )