September 19th, 2016

Собачья смерть – 2



Собачья смерть – 2

Когда я был молод, почти здоров и относительно красив, то был у нас охотничий кобель по кличке Байкал. Умнейший был пёс – поумнее многих нынешних людей. С самого щенячьего возраста у нас жил и стал едва ли не полноценным членом семьи. Отец наш ездя на казенном «УАЗ»-ике, сажал его на пассажирское сиденье. А для большей комичности ситуации одевал ему одну из своих кепок. В кепках они вообще очень похожи были, отец и Байкал. У обоих одинаково важные рожи с рыжим отливом были. Однажды на японской машине с правым рулем приехал Сергей - дядька мачехи. Такие машины тогда были еще невиданными в наших диких местах. Отец наш, находясь в значительном подпитии, взял машину родственника покататься и, по привычке, посадил Байкала на пассажирское сиденье. А в это время на берегу деревенского озера сидели мужики, чинно и степенно выпивали, скудно закусывая. Смотрят, а по плотине едет машина, за рулем которой сидит важный кобель в кепке и презрительно на них смотрит… Двое после этого «чудного мгновенья», выражаясь языком великого русского поэта, пить бросили совершенно. Третий же участник озерных посиделок пару месяцев после этого заикался.

Много и отец, и я с Байкалом дней на охоте провели. Очень толковый был гончак. Однажды зимой нарвался я на кабана матерого. Картечь из одного ствола ушла неудачно, а дробь из другого попавшая в рыло кабана только раззадорила. Бросился он на нас с Байкалом, желая предать скорой и мучительной смерти. Насилу, и только благодаря Байкалу, отвлекшему внимание этой клыкастой машины смерти, вскормленной на желудях и совхозных зерновых, я тогда увернулся. Самоотверженный Байкал, спасая меня, оказался менее удачливым. Кабан распластал ему брюхо и задев меня по ноге ломанулся в засыпанный снегом кустарник.

Снял я с себя варежки, свитер, рубаху и шарф и замотал этим тряпьем кобелю пузо. Бросил рюкзак и патронташ, чтобы не замедляли скорость. Взял только пару пулевых патронов, зарядив ружейные стволы, и нож с патронташа. Перетянул ремнем от патронташа свою поврежденную ногу, дабы прекратить ток крови и довольно бодро поковылял вслед за кабаном. Подранка отпускать никак нельзя было, ибо есть у раненых диких свиней такая дурная привычка – заляжет где-нибудь в зарослях и будет ждать, пока в пределах досягаемости какой-нибудь человек не появится, чтобы кинуться на него. А для непривычного человека, особенно если нападение внезапно, то и домашняя свинья смертельно опасна. Помнится, встречался мне случай, когда пьяный хозяин заснул в свинарнике, а любимая свинья ему лицо обглодала. Да и за порванное брюхо Байкала посчитаться все-таки стоило. Догнал я, не смотря на сильную боль в ноге, и завалил наглую скотину эту. По-быстрому вырезал ему яйца, чтобы избавить мясо от вони[1]. Закопал оскопленную тушу в снег и бросил сверху пару стрелянных гильз. Отличное средство от крупных и мелких лесных хищников, которых запах сгоревшего пороха весьма хорошо отпугивает. Потом пока вернулся назад, пока кобеля донес до нашей деревни на руках, а там километров девять было от места этой кровавой трагедии, то обморозил себе руки.

За тушей поверженного кабана я вернулся вместе с соседом, Колькой Лобаном. Еле дотащили на санках вдвоем с ним до деревни. Матерый был веприна. Я долго потом его здоровенный клык на стальной цепочке на шее носил, пока не украли. Байкал, которому я зашил живот, вложив во внутрь вываливающиеся кишки, тогда выжил, а вот мне врачи чуть кисти не ампутировали. Правда я послал этих самонадеянных гиппократов и поехал к матери отца - бабушке Дуне в деревню Т. где два месяца лечился. Она лечила травами, наговорами и прочими народными средствами и руки, вопреки прогнозу официальной медицины, мне спасла. Хотя в сырую и холодную погоду, не смотря на то, что так много лет прошло, они по-прежнему болят.

А выжившего Байкала через два года отравили подло и глупо. Тогда какие-то собаки порвали овец, а хозяйка отары со злости и глупости посыпала растерзанные туши ядом. А Байкал как раз три ночи накануне выл, как будто предчувствуя гибель[2], и я, по указанию мачехи, которой надоел этот шум, отпустил его, ночью, с цепи, побегать. Вот и побегал на свою голову. Пострадал совершенно безвинно, как часто случается – сожрал отравленного овечьего мяса и через трое суток в жутких мучениях околел. Помню, пытался я отпаивать его парным молоком, чтобы нейтрализовать действие яда, желудок ему промывал, кормил собственноручно изготовленным активированным углем, но все оказалось бесполезным. С вепрем он сумел справиться, а с человеческой глупостью и подлостью нет. Впрочем, такое свойственно не только собакам… Сколько лет прошло, а как вспомню так все равно Байкала жалко. А еще жалко детства, которого больше уже не будет.


<hr/>

[1] Так как домашних кабанов всегда «холостят» или «выкладывают» то есть удаляют хирургическим путем им яйца, то их мясо не пахнет. Впрочем, сказать по правде, мы и вырезанные кабаньи и бараньи яйца, предварительно вымочив в воде, жарили и с аппетитом поедали. Только привередливая мачеха отказывалась их есть. Кричала: «Это вонища!».

[2] Согласно народным поверьям: если собака воет, подняв голову вверх, то это к пожару, а если воет, опустив голову вниз, то это к покойнику в доме. Мачеха, узнав эту примету, занервничала и стала смотреть из окна прихожей в бинокль, определяя направление морды воющего Байкала. Ночью она боялась во двор выходить.

Фармошизофрения

Фармошизофрения

За прошедшие две недели узнал еще много нелицеприятного о нашей «доступной и бесплатной» медицине (это я даже не считаю опыт общения с зубодерами). В принципе, достаточно посмотреть на процесс прохождения периодического медицинского осмотра, который нас обязал проходить заботливый работодатель, как сразу становится понятно, что в нашей медицине «все для народа, все на благо народа». Но тему эту развивать в данный момент не буду, ибо заслуживает отдельного рассказа она.

Итак, что ещё нового я узнал о медицине, в целом, и фармакологии, в частности. Попросили меня приобрести лекарство по рецепту. Я то, наивный, как тот чукотский юноша, притопал в аптеку в воскресенье. Думал, что если аптека работает, то и лекарство мне продадут. Ан нет! Оказывается, в российских аптеках отдел, где выдают лекарства по рецептам, работает только в будние дни с 8:00 до 17:00 (как и большинство населения страны). Странный режим – не правда ли? Вот допустим, у нас с работы, в связи с введением СКУДа в течение дня выйти невозможно.

Как же получить лекарство, спрашивается? На неделе, как раз взяли с женой отгул. Зашли в аптеку в 16:20. Фармацевт рецепт посмотрела и говорит: «А мы вам его не отоварим. Он у вас на пятьдесят таблеток, а в упаковке тридцать таблеток. Надо либо тридцать брать, либо рецепт на шестьдесят переписывать. Спрашивается: неужели врач, рецепт выписывающий, этого не знал? Лекарство она нам так и не продала, ибо: «У нас сейф закрыт. Мы его в 16 часов закрываем!!!». При этом факт отпуска лекарств по рецептам до 17:00, о чём гласила табличка над её окошком пришпиленная, она вовсе не опровергала. Как назвать подобный парадокс цензурно? Кроме фармацевтической шизофрении ничего на ум не приходит. Наконец то сегодня, смог в 11 часов подойти в аптеку (как раз выходил в поликлинику «добить» профосмотр и добежал до аптеки). Уже и цену назвали. Сто семьдесят два рубля. Думаю: «Вот оно!! Свершилось!!!» Ан нет. «Я вам продать не могу. Рецепт десять дней действителен. А прошло двенадцать уже!!!Переоформляйте!!!!». Вот она – истинная цена заботы о здоровье человека в нашем государстве. Сто семьдесят два рубля!!!!!

0solovyevorel
  • dolboeb

Прокуратура просит для меня сакральную «двушечку». Извините, но я её вертел

Сегодня состоялось предпоследнее заседание Пресненского районного суда по моему уголовному делу.

Моим допросом закончилось судебное следствие, затем состоялись прения. Это тот интересный момент, когда обвинение (в моём случае — капитан юстиции Екатерина Сергеевна Фролова из прокуратуры ЦАО) сообщает суду, какую меру наказания оно просит назначить подсудимому. В моём случае, с учётом отсутствия предыдущих судимостей, исключительно положительных характеристик и наличия малолетнего ребёнка на иждивении, обвинение попросило сакральную двушечку. То есть два года лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима. Вот аудиозапись этого выступления государственного обвинителя, интересное там начинается примерно на 3'40":

Судя по освещению сегодняшнего заседания в прессе, коллеги кое-что недопоняли, так что объясняю.

Пожелание прокурора изменить мне меру пресечения с подписки о невыезде на содержание под стражей и взять меня под эту самую стражу в зале суда — это было не про прямо сейчас, а про понедельник 3 октября 2016 года, примерно в 14:00, когда будет оглашён приговор, и это сослагательное наклонение такое. Если суд согласится, что меня действительно нужно лишать свободы (а не штрафовать, например), тогда приговор с реальным сроком я получу 3 октября, а в законную силу он вступит лишь после того, как Мосгорсуд вынесет решение по апелляционной жалобе защиты. И в этом случае, чтоб я никуда не сбежал между 3 октября и рассмотрением дела в Мосгорсуде, меня просят поместить под стражу, то есть в один из московских СИЗО, на время апелляции. А если федеральный судья Найдёнов назначит мне наказание, не связанное с лишением свободы, тогда просьба об изменении меры пресечения теряет смысл. Что в итоге решит судья — узнаем через понедельник. Но если судья решит ограничиться штрафом или условным сроком, то обжаловать я буду всё равно, а наручники в зале суда на меня не наденут.

Отдельно хотелось бы сказать пару слов про моё якобы признание, что я «перегнул палку». Это там какой-то корреспондент (не отследил, какого агентства) недослушал, недопонял, пропустил вопрос судьи, привёл десятую часть моего ответа, — и вот уже читаю во всех заголовках, что я что-то там вдруг признал в ходе допроса.

На самом деле, это был довольно длинный и обстоятельный диалог с судьёй, стенограммы которого у меня под рукой нет, но смысл такой:

СУДЬЯ: Вы признаёте, что во время эфира на «Эхе Москвы» перегнули палку?
Я: Разумеется, признаю. В программы «Эха Москвы», которые называются «Особое мнение» и «Персонально ваш», гостей именно затем и зовут, чтобы они там перегибали палку, высказывали своё пристрастное личное мнение в самых категорических и провокативных выражениях. Это ровно тот самый разговорный блок в эфирной сетке, куда зовут всяких Прохановых, Пушковых и прочих мечтателей о «радиоактивном пепле», чтобы они перегибали палку и провоцировали слушателей радиостанции на собственные мысли по обсуждаемым вопросам... Только я не вижу в таком перегибании палки предмета для рассмотрения в уголовном суде.


Мой ответ был примерно вдвое длинней, но такова суть.
Я как считал, так и продолжаю считать, что высказал своё личное мнение, имею на это полное право, и намерен высказывать его впредь, по любым вопросам, без цензуры и без оглядки на чьи-либо вкусы. Никто не обязан меня читать, никто не обязан слушать меня на «Эхе Москвы», никто из моих читателей и слушателей не обязан со мной соглашаться. Но моё право говорить то, что я думаю, защищено Конституцией.

Тут нет и никогда не было никакого состава уголовного преступления.

В моём понимании, «уголовным преступлением экстремистской направленности» являются призывы к совершению правонарушений на почве национальной или религиозной ненависти. Вербовка в ИГИЛ, в «Хизб ут-Тахрир», подстрекательство к нападениям на инородцев...

Таких призывов ни в моём посте про Сирию, ни в моём выступлении на «Эхе Москвы» не содержалось. В обвинительном заключении по моему делу тоже нет никаких призывов.
Поэтому моё уголовное дело я считаю нецелевой тратой сил и ресурсов всех задействованных в нём ведомств — включая и ГУПЭ МВД, и департамент ЗКС ФСБ РФ, и СК РФ, и прокуратуру, и Минюст, и Пресненский межмуниципальный райсуд, и Мосгорсуд, где моё дело скоро будет слушаться.
Если бы все эти ресурсы направить в полезное русло — можно было бы предотвратить немало преступлений экстремистской направленности.

Но нет худа без добра, и есть безусловная польза во всём этом моём уголовном деле.
Из-за чего я, собственно говоря, в нём и участвую, и торчу в Москве, а не радую своих дорогих читателей прямыми видеотрансляциями из Уффици, венецианской Академии и Музеон Исраэль. Если кто-то думает, что я не могу уехать из России, он приглашается подумать два раза и перелистать все те сотни репортажей из Италии, Испании, Великобритании, Франции, Израиля, которые я успел опубликовать в Фейсбуке за 11 месяцев расследования моего уголовного дела.

У нас в России сегодня возбуждается больше 500 уголовных дел в год по поводу постов в ЖЖ, ФБ и ВК, по поводу лайков, ретвитов, перепостов картинки и текста из пабликов ВКонтакте (5 лет назад счёт подобных дел шёл на десятки). Дела возбуждаются не только по «гуманным» экстремистским статьям, но и по вполне «расстрельным» террористическим, с огромными сроками. При этом в Москве до сих пор самый частый приговор — денежный штраф. А в регионах вовсю сажают. И даже если речь идёт не про Кунгурова, сидящего с июня в СИЗО далёкой Тюмени, а про инженера Бубеева, осужденного на 2 года и 3 месяца в ближней к нам Твери, на эти процессы никакую федеральную прессу калачом не заманишь. По абсолютно нелепым обвинениям людей гноят месяцами в СИЗО, запирают в психушках с аминазином под предлогом «освидетельствования», и потом отправляют по этапу за «преступления против конституционного строя» — кого за высказанное собственное мнение, а кого и за поддержку чужого.

Мой процесс — та трибуна, с которой об этом непотребстве можно не только рассказать всей большой стране, но и наглядно показать на живом примере. Чтобы об эксцессах «палочной системы» в антиэкстремистских конторах услышали и написали те самые федеральные СМИ, которым до сих пор не было дела до Кунгурова и Бубеева, Лузгина и Кормелицкого, Краснова и Ефимова. 420 страниц моего уголовного дела — адский компромат на всех бездельников, состряпавших моё обвинение из говна и палок. А для моего адвоката Сергея Бадамшина этот процесс — важная часть подготовки иска в Конституционный суд об отмене ст. 282 УК РФ и других статей, вводящих уголовную ответственность за преступления мысли.

Так что я знаю, зачем иду по земле, как пел покойный друг мой Саша. Мне будет легко улетать. Советы «срочно сбежать» мне неинтересны. Я ровно затем тут и нахожусь, чтобы эта палочная система сломала об меня зубы. Кто-то же должен напомнить туфтовым сталинистам, что у них картонный ус отклеился. И их жажда сакральной «двушечки» пусть на мне и закончится.

О негодовании праведном и неприличном подсчете денег чужих

О негодовании праведном и неприличном подсчете денег чужих

Попалась мне забавная картинка с физиономиями и зарплатами одних из самых многокушающих паразитов, присосавшихся к стране нашей многострадальной – а именно, сборной России по футболу. (Правда, за 2010 год – потом это наряду с реальными запасами нефти в стране стало государственной тайной, я так понимаю). Решил я посчитать, хоть чужие деньги считать и не совсем прилично, точнее совсем неприлично, но в данном случае это не совсем чужие, а скорее украденные у нас с вами, сколько пользы для общества и простых людей могли бы принести эти деньги. Возьмем для примера полузащитника с не совсем приличной для русского слуха фамилией Билялетдинов, с заработной платой 128 тыс. еврО в месяц.

На эту зарплату можно было бы нанять 563 дворника с зарплатой 10 тыс. руб./мес. В полезности дворника для общества мало кто усомниться. Особенно на фоне гололеда. А можно было бы повысить дворникам то зарплату до 20 тыс – 281 полноценный сытый дворник получился бы. И это всего на одном полузащитнике. Не считая того, что можно было бы извлечь при «экспроприации» из данного смазливого персонажа. Дальше – больше. Берем пятерых вратарей – суммарная месячная зарплата 326 тыс. еврО, что дает нам еще 717 сытых и веселых, а главное полезных, в отличие от кривляющихся на поле тунеядцев, дворников.

А если прикинуть на пенсионеров, получающих по 7 тыс. руб./мес., то за счет только вышеуказанных вратарей, можно было бы 2050 пенсионерам повысить пенсию аж в два раза. Придите к такому пенсионеру, с голодным блеском в глазах после уплаты им жилищно-коммунальной дани, и спросите. Спросите, что он предпочитает: на свою нищенскую пенсию кормить вкусно кушающего паразита, пьющего дорогие вина и жирующего в ночных клубах с трансвеститами или получать достойную пенсию и вовсе не знать о существовании такого позорного явления как футбол? Особенно после очередного «планового» повышения тарифов и роста цен на «товары народного потребления» подойдите.

Ответ приводить ввиду ненормативности оного даже не буду. Думаю, для человека думающего и так все очевидно. Возьмем еще одного защитника с ботексными губами (что за противоестественная тяга к ботексу у НИХ? Нехорошие какие-то подозрения возникают…) – 83 тыс. еврО/мес. – за ЕГО годовую зарплату можно было бы для 21 молодой семьи прибрести двухкомнатную квартиру (по ценам нашего города). И не надо было бы кабально-убогую ипотеку развивать. Перестать содержать мячепинов и прочих стероидных андроидов, столь милых сердцу «всенародноизбранного», – и «жилищный вопрос» решен. И еще даже на разведение стерхов и тюленей-физкультурников, являющихся идеалами для электората, чуток останется. Даже «хранцузскому рысаку» малость перепадет. Не пора ли задуматься об этом? Не пора ли Владимиру Владимировичу стать другом не для «физкультурников», а для нормальных людей?

На пути к народному банку

На пути к народному банку

Эпиграф:

«Слон редкий, полосатый. Очень любит рыбий жир.

При звуках флейты теряет волю….» ©

Все-таки Сбербанк не может не удивлять, а временами, даже прямо сказать, и изумлять. Взять, к примеру, общение с клиентами. Очень уж напоминает общение Лучшего друга роев и джонсов с электоратом. Только там проголосуй и свободен, а тут отдай деньги и свободен. Прям грабеж какой-то на большой рыночной дороге. Причем если величайший хоть раз в год снисходит до общения со своими «зомби», то любимое детище Германа Оскаровича и до этого не опускается. Пишешь отзывы, пишешь - и все как об стену горох. Никакой обратной связи. Ни положительной, ни отрицательной. Видать заняты. И сильно заняты – финансированием всяческих спортивных и околоспортивных шабашей.

Это же кормушка еще та – на таком фоне чего о клиентах то заморачиваться? Опять же Герман Оскарович наш любимый Греф напрямую с богами общается. И мало того что с богами, но еще и с величайшим рыболыжником эпохи запросто так – куда уж нам сирым и убогим? Опять же пока все вывески «распродажа» вокруг офисов многочисленных проконтролирует – не до клиентов тут рядовых.

Мне вот непонятна вообще позиция нашей Власти в отношении приватизации банка сего. Сами же заявили, что рынок столько не освоит – поэтому приватизировать надо «по дешевке» (ну тут обида ГО по поводу вывески вообще непонятна – спасибо бы лучше сказал, что за него уже всю маркетинговую часть выполнили ;-)). Так ведь и по дешевке выйдет не дешево. Возникает вопрос – а у кого такие деньги имеются? Опять какая-нибудь «Сибирь» возникнет из небытия, про которую Стерховод скажет «Я ИХ знаю!!!» и на бюджетные деньги мирно «приватизируют» Сбер? Страшно даже представить последствия подобной «приватизации».

ОНИ уже сейчас, как пример, при обмене пачки 50-рублевых купюр берут комиссию не менее 150 рублей и по 10 рублей за КАЖДУЮ купюру – это 20% отдай просто ни за что на какой-нибудь гаджет для очередного топ-менеджера или мяч для мячебеса какого-нибудь аль никчемный чемпионат по чему-нибудь ненужно-убогому. А почему бы Сбербанку не на словах, а на деле подтвердить декларируемую «народность»? проконсультироваться с Чубайсом, выпустить сберваучеры и раздать каждому урожденному гражданину РФ по оному? Вот тогда банк станет воистину народным. Опять же – гидра гомоэлиты недополучит огромный кусок для своих голов.

Кроме того, дополнить банковские офисы биотуалетами. А то бывает идешь по городу (особенно незнакомому, особенно в провинции – для Москвы эта проблема так остро не стоит, ну так надо же и регионы развивать – там полно еще денег неосвоенных) и ни одного туалета нет. А так зашел человек туалет посетить – глядишь заодно и банком заинтересуется. Опять же несомненная забота об уже имеющихся клиентах, вынужденных выстаивать очереди в кассу. Заняв очередь в туалет глупо не занять заодно очередь в кассу. Да и поголовье «россиявпережек» эта мера подорвет резко - ну кто будет проникать в подъезд с домофоном если можно спокойно и честно в банке дефекацию провести. Да. Многие начнут орать что я покушаюсь на «традиционные ценности» ©. А нужны ли нам такие «ценности»?

А следом и «Газпром» - «народное достояние» так же посредством газваучеров раздать народу. Пускай народ решает надо ли нам всякие Германии и Франции своим газом снабжать, пускай и с завода Величайшим открытого, или лучше тарифы на ЖКХ уменьшить, а не кучка гомоистеблишмента на этом жирует.

Карта выборов-2016: как голосовали россияне