August 31st, 2016

Собачья смерть

Собачья смерть
Аннотация:
Очередная правдивая история из детства
Текст:

Много лет назад жил у нас питбультерьер по кличке Рэкс. Привез его нам из города крестный моего младшего брата Пашки - Леонид Филиппович. Питбультерьеры тогда были в России немалой редкостью, и папа Плейшнер с радостью взял его к нам жить. Даже купил себе книгу о дрессировке собак. По вечерам, когда приезжали из райцентра желающие половить рыбку, Плейшнер брал Рэкса на патрулирование озера. Картина была не для слабонервных, скажу я вам. Сначала на огонек костра из темноты выходил огромный черный питбультерьер, а затем с похожей рожей выползал, подобно древнему хтоническому чудовищу - Ящеру, потряхивая объемистым брюхом, полупьяный Плейшнер в старой бурке, полковничьей папахе и с ружьем за спиной. Как говаривал классик: «Беременные женщины и дети были очень недовольны».

Рэкс был собакой мрачной и временами даже злобной. У него была привычка, при прогулках с кинологом-самоучкой Плейшнером нападать на всех собак, бывших по размеру крупнее его (Рэкса, а не верзилы Плейшнера, разумеется). Что характерно, собак мельче он не трогал принципиально, зато собаколюбивый ирод Плейшнер не упускал случая подло пнуть такую собачонку ногой в брюхо. Рэкс же со временем до того дошел, что стал бросаться на лошадей. «Маниа грандиоза» в действии. Еще была у него забавная привычка, которую неплохо бы и людям многим перенять. Совершив плановую дефекацию, Рэкс ерзал задницей по траве, довершая туалет. У меня даже была, одно время, мысль научить его пользоваться для данной гигиенической цели газетами, но не получилось. Опять же, дефицит газет в те годы был немалый. Людям и то еле хватало.

Еще этот образец безумия человеческого, выразившегося в выведении сей породы, имел прескверную (на наш взгляд) привычку – охотиться на домашнюю птицу. Делал он это довольно хитро – высыпал свои харчи из миски, а сам прятался в будке. Когда какая-нибудь из глупых птиц, гонимая алчностью, подходила дабы склевать эти объедки, то он выскакивал из будки и при счастливом (для Рэкса) и несчастном (для птицы) исходе душил ее. Потом закапывал в землю и устраивал засаду на следующую глумную птицу. Особенно куры на это «велись» - значительно проредил он тогда их поголовье. Остановить эту кровавую оргию можно было, лишь вылив на питбультерьера ведро холодной воды. Воду он почему-то недолюбливал, и только она заставляла его разжимать челюсти, сомкнувшиеся на добыче.

Однажды его жертвой стал селезень. Но, не клюнув аки курица на объедки, а будучи вынужден защищать уток от питбультерьер, сорвавшегося с цепи, и принявши, прикрывая их отход, неравный бой. Хоть из клыков и лап и вырвался, благодаря моей помощи (Рэкс, подлюга, и меня тогда тяпнул за ногу), но был с напрочь разорванным животом и волочащимися по земле кишками. Душераздирающее зрелище, надо вам сказать, когда птица шествует по залитой кровью земле, наступая на собственные кишки. Положил я его в отдельный хлев, на чистую солому. Даже живот зашивать не стал ему. Думал, что умрет. Но выжил сей гордый селезень, в отличие от утки, которую защищал. Правда, осталась у него привычка чесать клювом живот заросший. После этого начал селезень взлетать на березу и гадить с нее, норовя попасть в беснующегося на цепи Рэкса. Точнее, сначала он взлетал на забор, а с забора на березу.

Так как куры продолжали «клевать» на хитрую тактику Рэкса с подманиванием на еду, то пришлось делать вольер для него и обтягивать весь его ареал сеткой – только это спасло птиц от его назойливого внимания. Когда сделали вольер, селезень стал не только гадить, но и рьяно «бомбардировать» Рэкса с березы различными предметами, которые зажимал в клюве, типа камешков, кусков плоского шифера и бутылочных осколков. К осени Рэкс начал чахнуть буквально на глазах. Из будки выходил редко, опасаясь селезня, похудел как скелет, периодически кашлял кровью и ел крайне мало. Приехавший Леонид Филиппович, видя плачевное состояние питбультерьера, забрал его в город, чтобы показать ветеринарам. В городе Рэкс и подох. Оказалось, что в желудке его торчал крючок-тройник с обрывком лески. Как раз незадолго до этого крючок пропал с удочки, которая сушилась во дворе. И леска была на конце словно перетерта чем-то. Получается, селезень отомстил за смерть подруги и нанесенные увечья?